ГлавнаяАдаптацииИнформацияАнализМузыкаКартинкиИгры
spacer.png, 0 kB

"Наблюдение Харухи Судзумии"

Глава 4:

Беседа за круглым столом

В апреле 2011 года, после написания книги «Удивление Харухи Судзумии» Танигава Нагару, Ноидзи Ито и пара редакторов устроили беседу за круглым столом. Среди тем беседы наличествовали домашние животные Танигавы, школьные истории и многое другое…

Ведущий: Сегодня у нас в гостях автор, иллюстратор и редакторы книги «Удивление Харухи Судзумии». Большое спасибо всем, что пришли.

Ито: Во время мартовского землетрясения я сразу подумала: «Ого, силы Харухи и правда потрясающи!» Я была рада видеть множество сообщений с текстом: «Я ещё жив», - и другими подобными фразами. Я просто не могла не нарисовать Харухи, но я прошу прощения за то, что нарисовала её без чьего-либо разрешения…

Танигава: Это вовсе не проблема.

Ито: Огромное спасибо. Я нарисовала эту иллюстрацию для благотворительных целей, но благодаря всеобщей любви к Харухи она вызвала очень мощную реакцию. Интересно, откуда в ней взялась такая сила?!

Танигава: В ней оказалось заложено очень сильное послание, и, благодаря Вашему стилю рисовки, мысль стала материальной. Из-за всех расспросов и выражений соболезнования, что она вызвала, мы ощутили себя обязанными продолжить начатое Вами дело.

Ито: Похоже, Вы всерьез изучили стили других художников.

Ведущий: Итак, на сегодняшний день положение дел таково: мы готовимся к печати первого тиража – ограниченного издания, состоящего из 513000 копий. Этот ограниченный тираж включает в себя буклет с неожиданным до сих пор неизвестным рассказом. Это история, ради которой нам пришлось разворошить прошлое, но, думаю, читать ее будет интересно.

Редактор 1: Кстати, я вот тут вспомнил, а сколько лет Вашей кошке, Танигава-сенсей?

Танигава: Она уже вышла из игривого возраста. Сейчас ей около двадцати.

Все: Двадцать лет?!

Танигава: Ну, в точной цифре я не уверен, но ей точно больше десяти лет. Но вы знаете, что такое двадцатилетняя кошка. Она ест только сухой корм Карукан. Всё остальное просто игнорирует. Подойдет, понюхает и смотрит на меня так: «Опять это?!»

Редактор 1: Может, в этом секрет её долгой жизни?

Танигава: Но американские короткошёрстные едят всё, что им дают.

Ито: То есть пока им хоть что-то даёшь, им всё равно, да?

Танигава: Так и есть. Похоже, им вообще всё равно; поели — и довольны.

Редактор 1: У нас дома собака живёт и мы следим, чтобы она обычную еду не ела.

Танигава: Помню, когда у нас собака жила, мы её, бывало, остатками карри кормили.

Редактор 1: Собакам же такое солёное нельзя!

Танигава: Ну сейчас-то я это знаю. А тогда у нас просто не было собачьего корма.

Редактор 1: То есть вы и кошке вместо кошачьего корма кацубуси1 давали, как своей собаке?

Танигава: Ну, американские короткошёрстные с удовольствием едят огурцы и помидоры.

Ито: То есть разные породы любят разную еду? Или это именно конкретные кошки?

Танигава: Они выросли вместе, и все равно имеют разные предпочтения, так что, я бы сказал, дело в индивидуальных вкусах.

Ито: Ясно. Так у вас сейчас в доме двое животных?

Танигава: Да. И, похоже, собирается приблудиться еще одно.

Ито: Класс, я даже завидую.

Редактор 1: Вам что, не нравится это пополнение?

Танигава: Да мне и того, что сейчас есть, хватает.

Редактор 1: А вы не находите, что это даже удивительно, что ваша кошка уже двадцать лет с вами живёт?

Ведущий: Не каркайте!

Редактор 1: Ну да, вероятность смерти питомца – серьёзный вопрос. К такому невозможно подготовиться.

Ито: Да, вы правы… Я попугая в доме держу, и мне непросто думать о том, что будет, когда его не станет.

Танигава: Ну, как бы то ни было, в моем доме животных хватает.

Ито: Хмм…

Ведущий: У вас была трехцветная кошка, когда были студентом, Танигава-сан. Значит ли это, что американскую короткошёрстную вы взяли уже после вашего писательского дебюта?

Танигава: Ну, с трехцветкой все вышло вот как: однажды моя сестра заметила ее в коробке с надписью: «Пожалуйста, приютите меня», - и принесла домой. Вообще, таким образом в моем доме появилась большая часть животных. Не знаю почему, но все они оказались долгожителями.

Ито: Видимо, хорошее окружение.

Редактор 2: А есть кто-нибудь, похожий на Сямисена?

Танигава: Года четыре назад я встретил трехцветного кота, который был очень похож на чёрного. Он просто производил впечатление чёрного кота. И еще он был очень умным. Мог сходу открыть окно, которое не поддавалось другим кошкам. Вот так он, в общем-то, и пропал.

Ведущий: Кстати, о Сямисене: все коты в семье Танигава – самцы?

Танигава: Все наши домашние животные были самками. Начиная с той собаки и заканчивая яванским воробьём. И что у нас была за семья? Но вы же знаете, насколько редки трёхцветные коты. Опять же, готов поспорить, что если бы наша трехцветная кошка уродилась котом, до двадцати она бы не дожила, да и вообще не была бы такой здоровой.

Ито: Она всё еще носится по дому?

Танигава: Нет, она ведёт себя, как другие двадцатилетние кошки. Стала толстой и самодовольной. Но у американских экзотов уйма энергии. Каждый раз, когда к нам приходят гости, ей обязательно надо лечь у них на коленях.

Ито: Как мило!

Танигава: А потом она начинает мурлыкать так громко, что вы думаете, что это телефон звонит.

Редактор 2: Ясно! Кстати, Ито-сан, это напомнило мне, как во время нашего с Вами телефонного разговора я слышал, как Вы говорили попугаю: «Онику-сан!»

Ведущий: Его зовут Онику?

Ито: Это было первое, что я сказала, когда он только появился, так что теперь он уже привык. (смеётся)

Танигава: «Курятина2», да?

Ито: Да. Хотя он обожает электронику. Чуть телефон зазвонит или он увидит мой iPhone или компьютер – всё, сразу вылазит из клетки, запрыгивает на этот предмет и начинает его клевать.

Редактор 2: Вы сказали, клевать?..

Танигава: Мои кошки тоже сбегаются на телефонные звонки.

Ито: Как будто телефон вызывает и всех животных тоже.

Танигава: Может, они думают: «Этот человек сам с собой разговаривает...»

Ито: Какие хорошие друзья (смеётся). Или нет? Я не очень-то понимаю животных.

Танигава: Или они подбегают, потому что волнуются за нас и хотят проявить участие? Тоже вероятно.

Ито: О, как это было бы мило, если бы оказалось правдой!

Танигава: Когда я работаю за компьютером, они вечно лягут мне на колени и уставятся куда-то за монитор. А на морде так и написано: «Что это? Ты на что, блин, уставился?»

Ведущий: Прошу, скажите, что они не трогают клавиатуру.

Танигава: На кнопки не нажимают, но подходят сюда (показывает правую руку) и начинают со страшной силой об нее тереться! У меня курсор кардиограммы по экрану выписывает. Мне кажется, кошки просто хотят поймать мышь.

Все: (Смеются)

Танигава: Но когда работаешь, тебе не кажется, что это смешно… Но в этом вся суть кошек. Они ещё и сообщения с автоответчиков стирают. Они с ним играются после звонков, как с музыкальным автоматом. Когда я работал на фирму, мог даже и не узнать, что мне кто-то звонил. Меня спрашивали: «Что случилось?», - а я им отвечал: «У меня кот сообщение стёр». После этого меня называли идиотом.

Редактор 1: Ну, кстати, попугай Ноидзи-сан тоже милый. Особенно, когда катается на твоём плече.

Ито: Я его каждый день выпускаю на часик, как ему хочется, и стараюсь не обращать на него внимания. Но, несмотря на это, он всё равно прилетает ко мне. Играется у меня на животе и улетает обратно в клетку.

Ведущий: Но вы говорили, что он любит клевать Ваш iPhone, Ноидзи-сан.

Ито: Ну, это тоже. (смеётся) Когда он подлетает к моему iPhone, я пытаюсь его остановить, пока он клювом курсор не повёл гулять. (смеётся)

Ведущий: Кстати, как Вы впервые встретили Онику-сана и каково было ваше первое впечатление о нём?

Ито: Однажды он залетел ко мне на балкон. Он сел на перила, оглянулся и закричал: «Неет!», когда я протянула к нему руку. Но он запрыгнул на неё, дал занести себя в дом… Может, просто голодный был? В общем, так эта странная птица и поселилась в моём доме.

Редактор 2: Танигава-сан, а у Вас дома были такие небольшие животные?

Танигава: У меня была китайская пресноводная черепаха.

Редактор 2: А какие-нибудь животные, которые не попали ни в одну из ваших книг, были?

Танигава: Хомяк, попугай и яванский воробей. Хомяк тоже очень долго жил.

Ито: Они маленькие, может, поэтому и живут так недолго?

Танигава: Знаете, хомяки любят впадать в спячку. Когда я впервые это увидел, то подумал: «Ах! Они умерли!» Решив, что пришёл их черёд, я уже собрался похоронить их в саду. А потом они стали подёргиваться, но на ощупь они были очень холодными. Я положил их под котацу3 и они стали теплеть. Моей следующей мыслью было: «Ах! Они возвращаются к жизни!»

*

Ведущий: Танигава-сан, Ито-сан, вы оба всегда жили в Кансае4?

Ито: Да, я всегда жила в Кансае.

Танигава: А я родом, скажем так, из области Кансая. Сначала я жил в префектуре Хёго5. И в Северную старшую я ходил как раз в этой префектуре. Так что, хоть я из страны и не уехал, но префектуру сменил.

Ито: Так вы нигде больше не были? Я думала по-другому.

Танигава: Это правда, я живу в горах.

Редактор 1: Невольно вспоминается сельская местность, в которой живёт Кён.

Танигава: Именно этого впечатления я и хотел.

Ито: Наверное, это отняло кучу времени!

Танигава: Но таково окружение Кёна. Возникает чувство, что ты живёшь в небольшом провинциальном городке.

Редактор 2: Я вот тут кое о чём подумал, когда Вы упоминали свою сестру, Танигава-сан. Прообразом сестры Кёна была ваша собственная сестра?

Танигава: Между ними нет ничего общего.

Ито: Как быстро ответили. (смеётся) Вот её, кстати, я пыталась нарисовать такой несмышлёной непоседой. Даже после всех этих книг я её себе так представляю.

Редактор 1: Вот как?

Ито: Да, она же в пятый класс ходит, так? Но я себе её представляю, как второ- или третьеклассницу. Я думаю, сейчас она уже почти подросток.

Редактор 2: Но она ведь предполагалась как наивный, простодушный персонаж. Тогда я думаю, что вы ухватили ее характер с самого первого наброска.

Танигава: Так и было, разве нет?

Редактор 1: С другой стороны, её подруга Миёкити подразумевалась похожей на взрослую. Тут сработал сильный контраст между ними.

Ведущий: В аниме-версии сейю её так трогательно сыграла.

Ито: Кстати об аниме, я помню, как подумала: «Вау, а этот парень крут!», когда услышала Сямисена в исполнении Кенъити Огаты-сана.

Редактор 2: Да, даже несмотря на то, что по сценарию у него была всего лишь эпизодическая роль, он устроил такое представление, что сердце затрепетало.

Редактор 1:Он ещё вернулся в полнометражке только ради «Мяаао».

Ито: Как профессионально…

Ведущий: А вас обоих пустили в студию, когда озвучивали «Исчезновение…»?

Ито: Я смогла заглянуть пару раз.

Танигава: Только один раз, ближе к концу. Когда я наконец смог найти стул, я просто упал на него.

Ито: Вы так сильно устали?

Танигава: Как бы это сказать… Они громко читали мои же слова.

Ито: Так вот почему? (смеётся) Ну да, конечно.

Редактор 1: Танигава-сан, Вы, похоже, уже сильно вспотели.

Танигава: Это холодный пот.

Ведущий: Видимо, из-за переживаемых Вами эмоций.

Танигава: Я уже готов сбежать.

Ведущий: Но подумайте, пожалуйста, обо всех читателях, в чьи сердца запали ваши истории о Северной старшей. Ах да, вы с Ито-сан учились в смешанных школах?

Ито: Да, в моей было совместное обучение.

Танигава: Крайне совместное. Северная старшая же.

Ито: Но я всё же немного мечтала о старшей школе для девочек.

Танигава: Я одно время подрабатывал в магазине, в который приходило множество девушек из женской старшей школы. Даже не знаю, была ли в Городе А более интересная работа.

Ито: Ми-и-ило. Только разве это не для девушки работа была?

Танигава: Да, их там было предостаточно.

Ито: Мне даже завидно. Я бы хотела попасть туда сейчас.

Танигава: Их истории, когда я начинал их расспрашивать, оказывались очень интересными. Так как это была старшая школа для девочек, то, разумеется, меня интересовало решительно всё. Но они всё время смеялись, как дурочки. А ещё в магазин приходили другие дураки. Разве можно придумать что-либо еще более досадное? И всё-таки они были милыми, да и красивыми тоже. Это было просто нечестно!

Ито: Ну разве не интересная исто-ория?

Редактор 2: А вы как с ними здоровались, «гокигэньё6»?

Ито: А, это же из «Маримите7», да? (смеётся)

Редактор 2: Вам оно тоже нравится? Но как мило со стороны вашего менеджера работать в магазине женских товаров. Опять же, теперь мне стало интересно, а не из этих ли девушек Цуруя-сан?

Танигава: Она определённо такого типа, но мне кажется, что под этот тип девушек больше подходит Окамото-сан.

Ито: Раз уж это возле Кобе8, я уверена, что у города А такой утонченный образ.

Танигава: Но это не возле Кобе. Эм-м, когда я учился в университете, я видел таких девушек в магазине рядом с Кобе. Вот уж где беззаботные девчонки.

Ито: А-а, понятно. Так они реально такими были или просто притворялись?

Танигава: Были, именно, что были. Я помню, как они напивались и вытворяли собершенно невообразимые вещи. Но это же было десять лет назад, тогда это не считалось чем-то из ряда вон.

Редактор 1: А вы их не встречали потом где-нибудь, ну, неожиданно так?

Танигава: Ну, мы в одном кружке занимались. Хотя мужчины довольно сильно менялись, девушки оставались всё такими же.

Редактор 2: Танигава-сан, вы ведь ходили в кружок искусств, да?

Танигава: Да, в кружок искусств. Точнее, в отдел рисования. Наше название было как-то связано с луной, потому что на наших университетских значках был изображен полумесяц.

Ито: Эдакий каламбур.

Танигава: Ну, и наш отдел рисования располагался не на территории школы, а в отдельном модульном домике на втором этаже. Было такое чувство, что мы в другой стране находимся.

Ито: И там вы могли вытворять, что хотели? (смеётся)

Танигава: У нас было несколько вечеринок. А после них пьянки на всю ночь.

Ито: Сразу вспоминается тот раз, когда Харухи с компанией напились.

Редактор 2: А девушки тоже с вами были?

Танигава: Да, и довольно много, у нас же в кружке их большинство было.

Редактор 2: Прелесть. Похоже, вы веселились и в университетское, и в «магазинное» время, Танигава-сан.

Танигава: Но не всё же время. Мне тогда приходилось очень много работать. Без этого никак, если любишь девушек угощать. Ну и участвовать в делах кружка тоже было весело.

Ито: И после этого веселого кружка Вы стали писателем… Не в смысле сравнения, но вам нравится?

Танигава: Да.

Ито: Но кажется, что писательский труд так Вас изматывает.

Танигава: Ну, это была моя мечта.

Ито: А-а, вот оно что. Ваша мечта сбылась.

Танигава: Да, именно так.

Ито: А другие мечты у Вас есть?

Танигава: Да, с тех пор, как я стал писателем, у меня появилось ещё несколько.

Ито: Ага, я так и думала. У меня тоже есть несколько разных мечтаний.

Танигава: Хотя иногда мне кажется, правильнее будет сказать, что некоторую часть того, что хотел, я уже завершил.

Ито: Вы серьёзно? (смеётся) Но если вы ничего не пишете, почему бы вам тогда не почитать?

Танигава: Я считаю это необходимым только для того, чтобы повысить писательские навыки до требуемого уровня.

Ито: Ну, если взглянуть с такой точки зрения, то что-то в этом есть.

Редактор 2: Учиться можно только в нужное время и в правильном месте!

Все: смеются.

*

Ведущий: Если подумать, последний раз мы так разговаривали в ноябре 2005 года, для «The Sneaker».

Редактор 2: Даже хоть это и была всего лишь статья в журнале, я помню, как Ито-сан прислала мне массу рисунков. Я вам очень признателен за это.

Ито: Да не стоит того. Я полагаю, что я тогда хотела, чтобы эта статья о Харухи вызвала хороший резонанс.

Редактор 1: В 2005-м наша беседа сводилась к обсуждению того, что по серии будут снимать аниме. Сейчас мы все счастливы от того, что «Удивление…» закончено.

Ито: Да, «Удивление…» было очень интересным. Просто очень.

Танигава: Спасибо на добром слове.

Ито: Я считаю, что книга просто не могла оказаться неинтересной. Это была история, которая взволновала меня больше, чем я ожидала, и я думаю, что она понравится не только нашим постоянным читателям, но и широкой публике. Работая в издательстве, я очень на это надеюсь.

Редактор 2: Ито-сан, какой именно момент книги более всего подходит под определение «Удивления»?

Ито: Их было так много! (смеётся) Например, некоторые реплики Фудзивары повергали меня в шок. Большинство этих моментов не лежало на поверхности, но чем больше я над ними думала, тем больше понимала. Я думала, что хорошо знаю всех персонажей, но в этот раз они изменились.

Танигава: Они сильно изменились со времён «Разочарования…», правда?

Ведущий: Цветное изображение в начале второй книги тоже немало удивляет.

Редактор 2: Я тоже так подумал, когда впервые увидел его. Я думал, что это окажется большим спойлером, но потом понял, что второй книге нужен образ, намекающий на значительное развитие сюжета. Интересно, согласен ли с этим Танигава-сан.

Ито: Так вы не получили зелёный свет от Танигавы-сана?

Танигава: Ну, меня главный редактор не предупредил.

Ито: А вот теперь я реально удивлена! (смеётся)

Редактор 2: Ну, всё же закончилось хорошо, а это – самое главное.

Ведущий: В дополнении к выходу «Удивления…» в продажу, «Weekly Famitsu», «Weekly ASCII» и другие журналы планируют поместить Харухи на свои обложки. Оставайтесь с нами, чтобы услышать, что Танигава-сан скажет о них в следующем интервью.

*

Редактор 2: Чем вы сейчас занимаетесь в свободное время, если не считать кулинарию?

Танигава: Изучаю теорию маджонга.

Ведущий: Мне интересно, что Танигава-сан назовет необходимым для изучения игры, просто потому что она тебе нравится.

Редактор 2: Да что там в маджонге изучать-то? Я играл несколько раз со своими друзьями и всё, что можно увидеть — это фишки, сброшенные остальными. Нет ни логичной схемы, ни примеров для подражания. У вас есть правила, которым вы следуете, чтобы гарантированно победить?

Танигава: Увы, универсального способа победы нет.

Редактор 2: А, вот как. А как вы играете, Танигава-сан?

Танигава: Как правило, никогда не сдаюсь.

Редактор 2: Вот так, да?

Ито: Что, маджонг — настолько интересная игра?

Редактор 2: Ну да, как игра, он довольно интересен.

Танигава: Число профессиональных игроков в маджонг увеличивается. Причем в их числе есть и женщины. Мало того, ещё и красивые женщины! Я сейчас похож на продавца, правда?

Ведущий: Я видел нескольких игроков-женщин в традиционных китайских платьях и даже полуобнаженных.

Ито: Круто! Я хочу нарисовать такого персонажа для какого-нибудь рассказа!

Редактор 2: Тогда он будет называться «Маджонг Харухи Судзумии».

Ито: А если работа не будет связана с Харухи? (смеётся)

Редактор 1: Вспомнился мне один старый случай… Хотя он о другом.

Танигава: Я в последнее время на маджонг отвожу восемьдесят процентов своего времени.

Редактор 1: Отведите его на что-нибудь другое!

Ведущий: Ито-сан, а Вы играли во что-нибудь в последнее время?

Ито: Я в последнее время занята, так что нет. Хотя я часто играла, когда жила с родителями.

Редактор 1: А мне кажется, что вы недавно говорили: «В моём доме нет места, что поставить Wii-fit9

Ито: Так ведь на самом деле нет! Может, если перееду, то и место появится.

Танигава: А вам хочется переехать подальше от вашего нынешнего дома?

Ито: Нет, лучше куда-нибудь поближе. Я думаю, что у меня имеется склонность жить около Киото.

Танигава: У меня было примерно то же самое, когда я работал на фирму. Однажды я уже около месяца жил возле склада одежды, когда меня пригласили на встречу с руководством. После её окончания я не вернулся к работе, а пошёл домой. Вот это было хорошо.

Ито: А ваша жизнь сильно изменилась с тех пор, как вы стали писателем?

Танигава: Жизнь сама по себе постоянна. Моя жизнь не изменилась после моего писательского дебюта. А вот до него я просто шел в Hellowork10, чтобы найти новую работу.

Редактор 1: Вы ходили в Hellowork?

Танигава: Да. А еще ходил за пособием и сразу оттуда в библиотеку, читать книги. Я даже не заметил, как потратил все свои сбережения. Не самое лучшее применение деньгам.

Редактор 2: То есть у вас были все причины желать, чтобы ваш дебют прошел как следует?

Танигава: Я помню звонок от редактора «Dengeki Bunko11». Суть была примерно такой: «Ты хочешь получить награду для молодых авторов, присуждаемую «Sneaker»? Это невозможно».

Ито: Как удачно совпало.

Ведущий: И как раз в это время Ито-сан выбрали иллюстратором для «Жгучего взора Сяны12» и «Меланхолии Харухи Судзумии», да?

Ито: Да, мне кажется, я подписала тот контракт как раз в это время.

Редактор 2: Между церемонией награждения и публикацией книги прошло четыре месяца. Очень даже быстро получилось.

Редактор 1: Мы тогда переживали за название.

Ведущий: Это можно найти в буклете, в разделе «Неизвестная история». Главный редактор наконец-то поведал о том эпизоде с методом проб и ошибок.

Редактор 1: Сейчас-то мы определились с методом названия книг, но тогда мысль об использовании имени главной героини в названии казалась нам рискованной. Название «Меланхолия Харухи Судзумии» мне и в голову не приходило, но в итоге было выбрано именно оно.

Танигава: Ну, я раздумывал над названием около десяти секунд перед тем, как отправить заявку на участие.

Ито: Да ну? И как эта идея так резко попала к вам в голову?

Танигава: Сначала у меня не было никакого названия. Даже печатая книгу, я оставил в имени документа слово «Безымянный». Но перед отправкой заявления я подумал, что это как-то нехорошо, и посмотрел на свою книжную полку. На ней я увидел книгу Сакуми Ёсино «Преступление Канаэ Курибаяши» и подумал: «Отлично, вот это и подойдёт!»

Редактор 1: В первый раз об этом слышу.

Танигава: А уже дальше я сам предлагал редколлегии новые названия.

Ведущий: Эти названия, равно как и черновые наброски Ито-сан, включены в «Неизвестный Эпизод».

Редактор 1: Да, те резкие штрихи были как раз тем, что я хотел, когда представлял работы Ито-сан возле работ Дзёхико Микимото! Это было именно то, что мне требовалось от иллюстратора, когда я запрашивал наброски.

Ито: (смеётся) В вашей просьбе не было ничего, что было бы не в моих силах. И она была очень детальна.

Ведущий: Раз уж мы заговорили о просьбах к иллюстратору, почему бы нам не обсудить, какие рисунки попадут в фанбук, пока мы сидим за этим столом? Как и всегда, мы попросили Ито-сан нарисовать обложку и плакат. Уже решено, что на обложке будет Харухи, но с плакатом мы ещё не разбирались. Я бы хотел услышать ваши идеи.

Ито: Ну, у меня пока нет особых мыслей…

Редактор 2: В «Удивлении…» было много рисунков с Харухи и Сасаки, но практически не было Нагато и Микуру. Почему бы нам не сделать фансервисный кадр с этими двумя?

Танигава: Там должна быть Ясуми.

Редактор 1: О, свежая идея.

Танигава: Ну, Ясуми и Сасаки появились только в в этой истории.

Ито: Да-да-да. Будет несправедливо, если мы не дадим им шанс на славу.

Танигава: Если честно, я хотел, чтобы на обложках первой и финальной частей «Удивления…» были Сасаки и Ясуми.

Редактор 2: В книге Ясуми и Сасаки даже не встречаются ни разу. Было бы интересно совместить их в кадре.

Ведущий: Обе они представляют два разных мира, словно две разные стороны карты Харухи. Почему бы не поместить Харухи между ними, чтобы все трое оказались вместе?

Редактор 1: Это, конечно, может быть слегка проблемным, но раз уж это фанбук, то почему на нём нет всех членов Бригады SOS?

Танигава: А вы не думали, что многие скажут: «Опять эти...»

Ведущий: (смеётся) Тогда я ожидаю от Ито-сан плаката с Ясуми и Сасаки. Как насчёт иллюстрации со всей Бригадой SOS в следующем томе?

Редактор 2: Вы хотите сказать?..

Танигава: Замысел уже готов, но я пока не нашел времени закончить текст. Я сейчас как раз в процессе написания и отправки его редактору... Ну, почему бы мне сейчас не изложить вам детали устно?

Редактор 2: Э? Да, пожалуйста!

Танигава: Ну, дальше начнётся ●●.

Ито: С ума сойти.

Танигава: А потом случится ●●.

(Остальное – закрытая информация)

Танигава: Вот такая вот основная задумка.

Редактор 2: Да вы шутите… Это же просто невероятно захватывающе!

Ито: Надеюсь, эта информация никуда не просочится. (смеётся)

Танигава: Я уже отправил несколько историй в «Dengeki», а вот «Sneaker» пока игнорировал. Кстати, это уже второй подобный замысел.

Редактор 1: Как вы могли нас игнорировать, когда вот такой вот замысел прятали, Танигава-сан?

Танигава: Никто меня пока не попросил написать это.

Ито: Ну, закончилось-то всё хорошо, да? (смеётся)

Танигава: Кстати, устно я рассказывал только два сюжета: этот и «Исчезновение…».

Редактор 1: Перед публикацией «Меланхолии…», завоевавшей приз, мы её почти не редактировали. Потом мы получили задумку следующей книги, «Вздохов…». А затем два или три небольших рассказа, которые тоже были опубликованы в «Sneaker». После этого мы ничего не получали.

Ито: Но не в этом ли скрывается самое важное? Разве вам не хочется знать, интересна ли задумка, перед тем, как начать писать?

Танигава: Иногда ты начинаешь писать задумку, не обдумывая, достаточно ли она хороша, как будто еще не все пассажиры сели, а поезд уже отправился. А когда завершаешь книгу, понимаешь, что получилось не ахти, и думаешь: «Ну вот, так и знал».

Ито: Да, у меня такое раньше было… Я отправляла черновые наброски в последний момент. А потом их хорошенько корректировали. (горько улыбается) Но сейчас я им очень благодарна за эти процедуры.

Ведущий: Это потому, что многие молодые авторы и иллюстраторы допускают крупные ошибки и им приходится пробовать снова и снова.

Танигава: Но разве разложение сюжета по полочкам не достает редакторский состав?

Редактор 2: Ну, это смотря кто автор. (горько улыбается) Когда те авторы, которых я курирую, только начинали, наши встречи, на которых мы обговаривали задумки, были невероятно полезными. И не важно, как они проходили, они помогли нам обрести доверие друг к другу.

Танигава: И тем не менее, вы верите, что всё, связанное с Харухи, будет обречено на успех. Это как-то странно, а?

Редактор 2: Ну, естественно, мы в вас верим! (смеётся)

*

Ведущий: Танигава-сан, вы видели электронную версию книги о Харухи?

Танигава: Нет, мой телефон похож на древний артефакт. Смартфон я ещё не купил. Хотя готов выслушать советы. Когда сломался мой нынешний телефон, я пошёл в SoftBank с мыслями о покупке iPhone. Но когда я стоял там, я подумал. Процесс оформления бумаг был довольно долгим, и я кое-что понял. И решил всё-таки остаться со своим номером 2.

Ито: Почему? (смеётся)

Танигава: Ну, когда сломался мой телефон, оказалось, что даже для замены батареи его нужно обменять и, следовательно, потерять всю информацию. То есть, если подумать, пропадет даже адресная книга. И восстановить ее будет невозможно.

Ито: Ну, тогда у вас нет выбора, кроме как купить и попробовать что-нибудь новое.

Танигава: Сейчас даже неважно, кто мне звонит, я все равно не могу определить его номер.

Ведущий: Получается, каждый звонок — сюрприз, да?

Танигава: Я различаю тех, кто мне звонил, по голосовой почте и перезваниваю им.

Редактор 1: Поистине уникальный способ пользоваться мобильником…

Танигава: В магазине сказали, что они могут сохранить мои данные на своём сервере, если я поучаствую в их акции, но я до сих пор не видел этих данных.

Редактор 1: Так что, даже став участником, вы так и не узнаете, в безопасности ли ваши данные…

Ведущий: Слушая всё это, я начинаю переживать за сохранность рукописей на вашем компьютере.

Танигава: Пару-тройку раз я уже копировал их в безопасные места. Примерно год назад мой компьютер сломался. К счастью, жёсткий диск был в порядке; проблема была в материнке.

Ито: Да, вы уже рассказывали. (смеётся)

Ведущий: Ито-сан, а вы так же заботитесь о своей электронной галерее?

Ито: Да. Я выполняю резервное копирование всех своих данных на свой домашний сервер. Он такой большой, что мои данные просто… сигают туда, будто боятся оставаться на диске.

Танигава: Регулярное резервное сигание, да?

Ито: (смеётся) Ну, дело в переходе с Windows на Mac, конечно же. Я слышала, что у многих художников были проблемы с Windows.

Танигава: Я помню, тоже рисовал что-то, и на середине процесса вылез синий экран смерти.

Ито: Это так пугает, да?

Танигава: Я просто сказал: «Ахххххх…»

Ито: И дорисовывать уже не хотелось~.

Танигава: И я думаю, поэтому моя рукопись и задержалась.

Редактор 1: А я тогда сказал: «Ну да, очень даже может быть.»

Танигава: Но у меня есть и хорошие новости. Я нашёл программу, которая избавляет меня от проблем с переключением раскладки на моей клавиатуре на моем рабочем месте в Токио. Раньше я вручную клавиатуру настраивал, но сейчас я пользуюсь программой OASYS, потому что она работает на ATOK, и теперь я могу работать в непривычной среде. Но ещё раньше я работал на WX

Ито: Я запуталась!

Редактор 1: Танигава-сан, такая история способна запутать любого младше сорока.

Танигава: До того, как перейти на ATOK, я использовал второй и третий WX'ы и все вышедшие G-системы. Но настройка этих программ была сущим мучением. Мне просто нельзя было ошибаться клавишами. Из-за ограниченности японского ввода мне приходилось аккуратно нажимать на каждую кнопку.

Ито: Ужас какой!

Танигава: Так оно и было. Но сейчас я понял, что новая система позволяет мне настроить японский ввод так, как мне удобно.

Ито: Как всё закручено! (смеётся)

Танигава: Такое облегчение, когда ты свободен от этого глюка.

Редактор 2: О, так пишите ещё и ещё, раз теперь Вам стало легко!

Танигава: Но это только на ноутбуке, который я привёз с Токийского места работы.

Редактор 1: Но тема разговора потихоньку выходит за рамки понимания читателей.

Ито: Я знаю об OASYS совсем немного… так что я тоже мало что поняла. Но Харухи читает широкий круг поклонников. Может, кто-то из них в курсе дела?

Танигава: Не ставьте себе WX!

Ито: (смеётся) Мне кажется, ее больше не выпускают.

Танигава: Ну, сама технология никогда не умрёт. На неё всегда есть постоянный спрос.

Ито: А, вот как.

Танигава: Вот почему я всегда говорю: «Если вы решили стать писателем, первое, что вы должны сделать, – установить себе программу для смены раскладки. После этого вы сможете писать!»

Ито: Вы сейчас серьёзно?

Танигава: Крайне серьёзно.

Ито: У вас прямо бзик на этой теме.

Редактор 1: Хороший совет. Забудьте о сюжете и персонажах, главное – программу изучить? (смеётся)

Танигава: Во всяком случае, это очень удобно. Невероятно удобно. Сначала я научился печатать в ромадзи. Потом, где-то лет десять с чем-то назад, один автор несколько раз повторил мне: «Переключатель раскладки, переключатель раскладки», — и я начал осваивать их. Сначала мне показалось, что это какие-то сранноватые программки. А после недели практики такие классные вещи научился печатать, что подумал, что я изменился сам.

Редактор 1: (смеётся) Танигава-сан, а сколько у вас клавиатур?

Танигава: Штуки три. Когда ломается одна, я беру вторую. Когда ломается вторая, я беру маленькую USB-клавиатуру.

Ведущий: Давайте отвлечёмся от мнений Танигавы-сана о переключателях раскладки.

Танигава: В смысле больше переключать раскладку не будем?

*

Ведущий: Сейчас читатели могут читать книги и смотреть иллюстрации с помощью цифровых данных, используя технологии сегодняшнего дня. Книги о Харухи также были много раз скачаны программой от издательства Kadokawa «Book☆Walker».

Танигава: Думаю, теперь остаётся только скачивать ранобэ. И мангу.

Ито: Я всё же предпочитаю бумажную мангу… И ранобэ, и рукописи тоже. Все это должно быть на бумажном носителе. Мои глаза устают от компьютера.

Танигава: На Западе вам не выжить.

Редактор 1: Но мы же в Японии. Япония не Запад.

Танигава: Но как носитель, бумага может не выжить.

Ито: Мы выживали без цифровых данных много лет. Так что не иметь устройства для чтения электронных книг не смертельно.

Редактор 1: Десять лет назад мы пользовались пятидюймовыми дискетами. Считывать данные прямо с дискет вы бы не смогли. (смеётся)

Танигава: О да. А сейчас в компьютерах даже нет флоппиков, да?

Редактор 1: Насколько я помню, их производство прекратили.

Танигава: А, помню, как лет двадцать лет я писал на них. В старшей школе я иногда заходил в литературный кружок и пользовался их 2DD дискетами. Они были собственностью литературного кружка, так что на них были записаны пробы пера других людей.

Ведущий: То есть, там были работы других людей. А разве вы не создавали новый документ в текстовом редакторе?

Танигава: Именно. Ничего не поделать, смотришь на чужие работы, пока пишешь свои! (смеётся)

Ведущий: И что там было? (смеётся)

Танигава: Ну, поскольку остальными членами литературного кружка были девушки, нет ничего удивительного в том, что там были одни стихи.

Ведущий: Секудночку, Танигава-сан. Вы сказали, что, кроме вас, были только девушки? А ещё раньше вы сказали, что в отделе рисования тоже было много девушек. И работали вы тоже среди девушек…

Танигава: Ну, в кружке пропорции были 50:50.

Редактор 2: Как же я завидую…

Ито: Вы должны быть очень довольны своей жизнью. (смеётся)

Танигава: Но порой было трудно.

Ведущий: Да вы шутите?..

Танигава: Ну, все ж таки я могу сказать, что неплохо повеселился в том кружке. Это определённо было лучшее время моей жизни.

Ито: Ох.

Редактор 1: Где-то между сладким и горько-сладким, да?

Танигава: Но я перестал ходить в литературный кружок примерно на середине обучения в старшей школе. В одном из авторских послесловий13 я написал, как пришёл в литературный кружок и увидел там только старосту кружка, но никаких деталей не рассказал. Наш театральный кружок писал сценарии отдельно от литературного. Я не хотел ходить в литературный кружок всего раз в неделю, так что мы вместе выпустили газету. Это заняло около года.

Редактор 2: Так и прошла ваша юность, да?

Танигава: Ну, староста кружка была на год старше, так что они выпустились до меня. Потом, когда в кружок записались новички, я подумал, что всё, теперь мне можно не приходить.

Редактор 1: Так значит, новичкам было непросто присоединиться к кружку?

Танигава: Причём все они были девушками. В нашем кружке искусств был очень талантливый человек. После школы он поступил на архитектурный, а впоследствии выиграл конкурс на проект монумента памяти жертв одиннадцатого сентября.

Ито: Ничего себе!..

Танигава: Он сейчас по всему миру ездит.

Редактор 1: Вы мне говорили, что он уехали в Дубаи.

Танигава: Не думаю, что есть какая-то разница между его работой здесь и в Дубаи. Может, тогда я впервые и встретил действительно одарённого человека. В школе я думал: «Да у него дар свыше!» Теперь все его ответы на мои письма приходят на английском.

Ведущий: Может, потому, что на работе они говорят на английском. Но почему нельзя говорить на японском, хотел бы я знать?

Танигава: Недавно он вернулся в Японию, и я поехал встречать их. Но они всё ещё были обычными японцами. Просто немного американизированными. Говорили «Ya!», обнимались.

Ито: А-а-а-а-а, я знаю, о чём вы! Когда японец пожимает руку, попахивает фальшью, не правда ли? (смеётся)

Редактор 2: Да-да, а сам Танигава-сан путешествовал по миру? «Удивление...» выходит одновременно по всему миру. Так что, может быть, вы сможете обсудить ее с вашим другом в Дубаи на английском? (смеётся)

Ведущий: Не будет ли тяжело писать в чужеродной среде?

Танигава: Без переключателей раскладки это будет очень-очень медленно!

Ито: Да сколько можно?! (смеётся)

Редактор 1: Кстати, Танигава-сан, вы упоминали, что написали что-то в местном McDonald's.

Танигава: Вот это был просто кошмар. Я писал ручкой в блокноте, да ещё и обед с двойным чизбургером заказал. Это была явно неправильная обстановка для трёх утра.

Ито: Так вы частенько бывали в местном Маке?

Танигава: Я там много свободного времени проводил. Я сидел на втором этаже и вдруг увидел знак «Tsuruya Golf», и тогда решил: «Назову-ка я этого персонажа Цуруя14».

Редактор 1: Что, вы серьёзно? Я много времени провёл в «Tsuruya Golf» и даже не знал…

Ведущий: А раньше вы про это не рассказывали.

Танигава: Сейчас я наблюдаю за Мастерами. Смотреть за тем, как они играют, интересно, но так играть я не смогу никогда.

Редактор 1: Почему?

Танигава: В Японии нет места для таких больших площадок. Мы ж не в Америке живём. Площадок для гольфа больше всего в префектуре Хёго.

Ведущий: Вот как? Полагаю, их и на южных островах немало?

Танигава: Там их тоже много. Вы можете играть в гольф и маджонг и жить чистой жизнью! Не забывайте об экологии!

Редактор 1: Маджонг не особо отражается на экологии.

Ведущий: Опять маджонг… нам пора закругляться, так что, может быть, оставим эту тему? Ну и, Танигава-сан, Ито-сан, вам есть, что сказать друг другу в завершение разговора?

Ито: Да, прежде всего… спасибо, что закончили «Удивление…».

Танигава: Спасибо на добром слове.

Ито: В моей голове всё ещё дремлют различные идеи следующей книги. Я хочу вновь нарисовать Харухи и остальных в этом году, если вы не против продолжения вашей работы.

Танигава: Тогда продолжайте их рисовать, пожалуйста.

Ито: (смеётся) Обязательно! Обязательно!

Танигава: Так, с главным иллюстратором мы разобрались, что дальше?

Ито: Ах, вот вы как, тогда я не буду их рисовать! (смеётся) На самом деле мне очень хочется снова нарисовать этих замечательных детей, так что, пожалуйста, быстрее пишите следующую книгу!

Танигава: В этот раз мы допустили непростительную задержку. Я уверен, что это нарушило все ваши планы, Ито-сан.

Ито: Да нет!

Танигава: Да вы наверняка много раз сверялись со своим календарем со словами: «Когда же придёт эта чертова рукопись?»

Ито: Да ладно уже! (смеётся)

Танигава: Я действительно сожалею о задержке. И я извиняюсь перед читателями. Сейчас я могу думать только об этом.

Редактор 2: Но вы уже рассказали нам такую замечательную задумку. Я точно буду читать её очень тщательно, когда получу.

Танигава: Задание принято! Я буду выполнять его, пока не начну валять дурака.

Редактор 2: Тогда всеми силами пишите его понемножку.

Танигава: Понемножку и буду.

1 Кацубуси (Katsuobushi — 鰹節 или かつおぶし) — тунец, вяленый со специями или копченый, используемый как основа многих блюд.

2 В оригинале Ито называет своего попугая «мясо» (肉), а Танигава, шутя, называет его «куриным мясом» («курятиной») (鶏肉).

3 Обогреватель в виде стола, накрытого одеялом.

4 Один из регионов Японии.

5 Как подсказывает Wikipedia, префектура Хёго как раз находится в регионе Кансай.

6 В магазинах продавцы обычно приветствуют посетителей словом «Иращщай», что значит

«Добро пожаловать». А второй редактор предполагает слово «Гокигэнъё», старомодное

женское приветствие. Шутка юмора.

7 Сокращённое название аниме «Дева Мария смотрит за нами». Персонажи этого

аниме общаются между собой на исключительно вежливом наречии. Седьмой

эпизод «Lucky Star», кстати, начался с отсылки к «Маримите».

8 Крупный город, спутником которого является, в числе других городов, и Нисиномия.

9 Контроллер для Nintendo Wii. По нему нужно ходить.

 
10 Японская служба для поиска работы.

11 Японский литературный журнал для мужчин, в котором публикуются ранобэ.

12 Shakugan no Shana.

13 См. авторское послесловие к «Исчезновению Харухи Судзумии».

14 На знаке надпись была сделана катаканой (ツルヤ ゴルフ), но фамилия Цуруи записана

кандзи (鶴屋).


 
 
spacer.png, 0 kB
spacer.png, 0 kB
spacer.png, 0 kB